Версия для печати

Беседы с Игуменией

Беседа Матушки Ксении с сестрами на книгу архимандрита Иоанна Крестьянкина «Настольная книга для монашествующих и мирян», составленной о. Иоанном из аскетических творений Святых отцов.

Ты просишь у Бога смирения и жалуешься, что люди стараются тебя унизить. Если стараются унизить тебя, то значит хотят смирить тебя, а ты и сама просишь этого у Бога; зачем же скорбеть на людей? 

 Ты жалуешься на несправедливость по отношению к тебе, но если добиваешься царствовать со Христом, то посмотри на Него, как Он поступал со Своими врагами. 

Если ты желаешь иметь смирение, нужно терпеть те болезненные ощущения, те боли в сердце, которые вызваны теми или иными обидами, упреками. Должно не реагировать на них язвительными словами, ответными обвинениями, оправданиями, а терпеть эту боль. И вот это терпение боли и является “терапией”, излечивающей нашу душу и приводящей ее к смирению. Потому что эта боль, если ее терпеть, постепенно притупляется и ты перестаешь ее ощущать. И, наоборот, в душе появляется и поселяется кроткое, ровное, смиренное отношение ко всему: к людям, обстоятельствам, обстановке и к тому, что с тобой происходит. Благодаря вот этому терпению, душа становится ровной, тихой, смиренной, покойной. 

«Она видела во сне Господа, Который подзывал к Себе из толпы разных людей. Зная за собой много добрых дел, - была уверена, что вот сейчас и ее Господь позовет. Но каково же было ее удивление, когда она увидела, что Господь уже более никого не зовет. Тогда она решилась сама напомнить о себе Господу, но Господь грозно взглянул на нее… Тут она в горести упала на землю, сердце ее разрывалось от скорби и сокрушения, но, приподнявшись, она увидела, что Господь стоит над ней с распростертыми объятиями и говорит ей: «Вот как надо ко Мне приходить; вот так ко Мне приходят!» 

Из этого сюжета видно,что душа сумела не возроптать на Бога, не надуться, не замкнуться в себе, но сумела вдруг понять и осознать свое недостоинство. И это состояние греховности показалось ей столь ужасным и невыносимым, что она горько заплакала. И вот тогда Господь распростер Свои объятия – не праведнице, не добродетельной жене, а душе сокрушенной, болезнующей, плачущей. 

Однажды спросили старца: «Почему праведники зная, что живут богоугодно, все смиряются и осуждают себя?» 

Мы не знаем, каков будет наш конец. В чем Господь нас застанет, в том и будет судить. Вчера приходило семейство на панихиду о своем отце, который был коммунистом. Ранее мы навещали его, и Батюшка беседовал с этим старичком. Очень милый и хороший русский старичок, начитанный, благосклонно относящийся к Церкви. Но он говорил: «Как я буду креститься, если во мне нет веры? Я к Церкви хорошо отношусь, но креститься нужно, когда вера есть». 

Он не принял крещение. Но когда у него случился инсульт, к нему в больницу поехал сын. Оттуда мне позвонил и спросил: «Если папа согласится, можно его крестить мирским чином»? Выслушав,как это сделать,сын его покрестил.  Потом пригласил священника, который его пособоровал и причастил. 

Но его дети недоумевают, - почему лишь на смертном одре крестился?  Почему Господь раньше его не привел к вере, чтобы ходить в храм, причащаться - жить церковной жизнью? И здесь вот как раз вспоминаешь слова: в чем застану, в том и сужу. Батюшка в своем слове на дневное Евангелие напомнил слова Господа,- что тем, кто пришел в одиннадцатый час, Он даст ту же награду, что и тем, кто трудились в винограднике с раннего утра. То естьпришли к вере в Бога в младенчестве или в юности.Такова особенность духовной жизни. И нельзя думать, что этот пожилой человек несчастнее нас. Он получил благодать, о которой мы, быть может и не помышляем, в последние дни своей жизни и получил с избытком. А каков будет наш конец,- мы не знаем. Может быть, дедушка, который прожил  коммунистом всю свою жизнь, будет выше нас на небесах, чем мы, прожившие всю жизнь в монастыре. Удивительно. Возможно болезнь к этому его подвигла. Беспомощное состояние и понимание того, что никто кроме Бога уже не сможет ему помочь, утешить и призреть. 

«Ты жалуешься, что тебя борют страсти: ропот и гнев. Что же нам с тобою делать? Куда нам убежать от себя? Потерпи, и Господь поможет. А только знай, что страсти эти — чисто диавольские. Святой Исаак Сирин говорит, что Бог милует человека согрешающего, когда он кается, ропотника же не простит, пока не накажет». 

С ропотом на послушании мне, как игумении, приходится нередко встречаться. Чаще это бывает у трудниц или  у тех сестер, которые долгое время выполняли одно послушание,а потом были поставлены на другое послушание. В этих случаях ропот  бывает тогда, когда человек действительно имеет о себе мнение, считая, что должен заниматься каким-то определенным делом, в котором действительно разбирается и знает толк. Когда такую сестру переставляешь на другой участок, - на дело, которое может быть у нее не клеится, или скучно ей – вот тогда возникает в душе ропот. 

Святые отцы говорят, что нужно все перетерпеть: “Измелитесь Господеви в жерновах смирения, да будете Ему яко хлеб сладкий». Изучая жития святых, мы видим, что тех, которые подвизались в обителях, часто переводили с одного послушания на другое.И не всегда грамотный, образованный человек выполнял в монастыре послушание письмоводителя или читал и пел на клиросе. Напротив, ему могло быть назначено самое низкое послушание: мытье отхожих мест, работа в огороде, в пекарне и так далее. И, казалось бы, нет ничего более неподходящего для этого человека, а вот, тем не менее, ставили на такие послушания людей физически некрепких, неспособных хорошо выполнить тяжелую физическую работу. Настоящие послушники с любовью несли послушание. И дажене потому, что относились к монастырю как к своему дому, а несли это послушание ради Христа, как из руки Его полученное. «Проклят творящий дело Господне с небрежением" (Иер. 48:10). 

«Пишешь, что получила письмо от В.И., в котором она пишет, что один человек, который некоторое время жил в Киновии, близ Троице-Сергиевой Лавры, а теперь оттуда вышел и снял с себя монастырское платье, сватается за девушку. В.И. поручает тебе передать об этом мне и желает знатьмое грешное мнение: выйти ли этой девушке за означенного человека или нет. Выйти-то можно; дабудет ли от этого толк?» 

Очень простой и доходчивый ответ дал старец.Можно связать судьбу с таким человеком. Но будет ли толк? Потому, что всякий “взявшийся за рало и обратившийся вспять  не управен в Царствие Божие”. У такого человека не будет счастья и не будет перспективы вечной жизни. Какой же это будет семейный союз, основанный только на страсти и лишенный Божия благословения? Поэтому старец говорит: «можно». Но в Царствие Божие эта душа будет неуправна вместе со своим избранником, снявшим с себя монашеские одежды.  Очень мудрый и точныйответ, основанный на Священном Писании. Мы уже не раз говорили том, что выход из монастыря, снятие монашеских одежд – это настоящая трагедия для человека, с которым это произошло.  Потому что одежды можно снять, а от монашества-то отказаться ты не можешь,- ты монах до гроба. И все что ты будешь делать после снятия одежды, ты делаешь как монах. Вот и представьте, какие грехи на душу берет снявший монашеские одежды человек, вступая в брак, рожая детей и так далее. Вот почему прежде принятия монашества нужно сто раз взвесить и двести раз отмерить, способен ли ты до конца жизни понести этот крест. 

«Не любопытствуй и не расспрашивай, кому какое дано правило, и вообще никому не рассказывай, о чем ты говоришь со старцем, и своих искушений никому не поверяй, кроме старца; от рассказов облегчения не получишь, а другому можешь принести вред: тебя выслушают из любопытства, а потом соблазнятся,да и тебя же осудят». 

В этом наставлении называются две причины воздержания от разговоров с сестрами о своих искушениях и о тех рекомендациях, которые тебе, в этой связи,  дал духовник. 

 Во-первых, сестра изменит о тебе мнение – увидит тебя немощным человеком. Быть может для тебя, для твоего собственного смирения это полезно. Но это может повредить сестре, потому что она может соблазнится и мысленно согрешить. Может быть, ей такого рода искушение даже на мысль не приходило, а теперь будет приходить. Нужно щадить, конечно, тех кто рядом с нами.  Так устроен человек, что плохое очень легко приражается. Поэтому, чтобы уберечь ближнего, лучше с ним не делиться такого рода рассуждениями, воспоминаниями, рассказами. Изливать на исповеди духовнику, к Богу в молитве – это правильный путь. А те, кто разбалтывает то, что сказал духовник на исповеди, тем самым свидетельствует о том, что неглубока душа, да и разум короток. Тем самым  ты свидетельствуешь о своей бездуховности, поскольку “тайна исповеди” касается не только самого духовника, но души, которую он исповедовал. 

 

 

 

 



Код для блогов / сайтов
Разместить ссылку на материал: