Версия для печати

Беседы с Игуменией

Об отречении от мира Беседа Матушки игумении с сестрами на книгу прп. Иоанна Лествичника «Лествица» 27.12.20

«Все, усердно оставившие житейское, без сомнения, сделали это или ради будущего царствия, или по множеству грехов своих, или из любви к Богу. Если же они не имели ни одного из сих намерений, то удаление их из мира было безрассудное. Впрочем, добрый наш Подвигоположник ожидает, каков будет конец их течения», – говорит авва Иоанн Лествичник.

«Удаляясь от мира, – продолжает он, – человек имеет целью вдали от суеты и развлечений оплакать свои великие согрешения и беспрепятственно очистить свою душу слезами покаяния. Он не престает изливать теплые и горячие слезы, не прерывает безгласных рыданий сердца, до тех пор, пока не увидит Иисуса, пришедшего и отвалившего от сердца камень ожесточения...»

В ходе размышления над этими изречениями, Матушка отметила, что «в восхождении по духовной лестнице не обойтись без духовника и без нашего личного подвижнического труда. Всем нам, как правило, нужен Моисей, и лишь некоторые уже готовы к водительству Ангела. Но для большинства Моисей потребен, то есть подлинный духовный руководитель, которому можно было бы поверять все трудности на пути, которому можно было искренне и чисто исповедаться и который бы действительно не просто выслушивал, но руководствовал тебя на этом пути.

Время в котором мы живем таково, что сейчас очень сложно найти человека, который бы, полностью отрекшись от мира, посвятил себя жизни по Бозе. Поэтому в руководство нужно брать не только духовника, которому ты исповедуешься, но обязательно нужно святых отцов читать и изучать. Об этом есть и у святителя Игнатия немало рекомендаций; это, кстати, помогает вовремя почувствовать какой-то изгиб или искривление в духовном руководстве.

В книге «Женская Оптина» содержатся воспоминания монахини, которая в молодом возрасте ушла из обители, потому что обитель распалась – ушла с болью, со скорбью, но до старости она осталась верной своему монашескому призванию. Чем она руководствовалась в своей жизни? Не только старицы-монахини, которые ее окружали, но еще духовное и чтение, то есть чтение святых отцов открывало ей глаза, в том числе и на немощь священника, к советам которого она относилась разборчиво. Помните слова свт. Игнатия: «не по послушанию, а по совету». Надо быть разборчивыми...

В монашеской жизни особенно значимо начало. Тот импульс, который ты задашь вначале своей монашеской жизни, ты к нему будешь постоянно тянуться. По нему ты будешь сверять себя, как сверяют часы. Поэтому говорит игумен Иоанн: «...от твердого начала будет нам польза, если мы впоследствии и ослабели».

Вспомним слова владыки Алексия, которые он всегда произносит на постригах в нашей обители: подвиг ваш не в том, что вы даете обеты, подвиг – в их соблюдении. Не обеты, а их соблюдение оправдают нас на Страшном Суде. Эти слова есть в самом чине пострига. Для Господа важно стяжание нами добродетелей, о которых говорят святые отцы: смирение, терпение, послушание, любовь».

Далее, Матушка, процитировав отрывок из произведения М. Ю. Лермонтова «Мцыри» размышляет: «Мцыри сбежал из монастыря, ища своих родных, ища родную душу. Он не принял душой монастырской жизни и жил воспоминаниями родных лиц, имен, поэтому и рвался из монастырских стен в мир, признаваясь старцу: «я знаю, ты хотел старик, чтобы я в обители отвык от этих сладостных имен... напрасно». То есть напрасны твои труды, я не дал тебе этого сделать, потому что я сопротивлялся этому. Я не послушался тебя, не поверил тебе, не стал бороться с собой, но я вступил с тобой в молчаливое сопротивление, стал сопротивляться и возрастил в себе вот эти мысли, которые и привели к побегу.

Лермонтов очень хорошо передает устроение такого маленького бунтовщика в монастыре. С маленького бунта начинается большой. Несчастье для человека- уход из монастыря. А происходит это, если насельница хотя бы частицу своей души оставляет в миру. Поэтому никогда нельзя быть уверенным в себе. Необходимо сверять свои поступки, свои слова, свое устроение, проверять их, взвешивать на чаше весов, потому что можно жить не в миру, но по-мирски. Камень, лежащий на сердце нашем не сдвинется, если мы, живя в монастыре, не оставляем мира...

Сейчас мы с вами живем в таком замкнутом пространстве и, кажется, внутренне очищаемся в какой-то степени. Часто можно слышать, что внешние правила не дают глубины (например, у о. Николая Гурьянова прочитала об этом).Однако, нельзя полагаться только на внутреннее чутье и интуицию; не следует полагать, что ты способен сам, без внешних правил, прийти к Богу, ощутить Его и встать на правильный путь. Внешние правила вырабатывались веками. Сколько поколений людей прошли через эти внешние правила, через эти внешние утеснения. Без соблюдения этих правил не будет у насельниц «единой души», потому что всякий будет жить по-своему. Безусловно, должна быть мера в отношении к внешним правилам, без них нельзя, но и чрезмерное увлечение ими тоже опасно и не дает «глубины», о которой говорил о. Николай.

Вспомним эпизод из жизни отца Иоанна Кронштадтского. Он умирал в больнице, врачи сказали: если он не начнет есть в пост мясо и скоромную еду, то до конца поста не доживет. Он написал письмо маме, которую очень почитал: «как, мама, благословишь? Вот так врачи сказали». Мама ответила: «пост соблюди, даже если и умрешь, не нарушай поста». О. Иоанн послушался материнского совета и выжил. Внешним людям этот совет может показаться жестоким; они, как раз, увидят в этом совете «бесчеловечие» и слепое следование «внешним правилам». А ведь на самом деле вера сильная была у родительницы о. Иоанна, – вера подобная огню, о котором пишет прп. Иоанн Лествичник. Эта вера полностью владела материнской душой, как огонь владеет веществом, им охваченным. И эту веру она передала сыну.

Если хотим стяжать такую веру, то должны принять церковные установления во всей полноте и полюбить внешние правила.


Код для блогов / сайтов
Разместить ссылку на материал: