Версия для печати

Беседы с Игуменией

Интервью с Матушкой Ксенией о поездке на Соловки


Ежегодно в дни празднования памяти преподобных Зосимы, Савватия и Германа Соловецких Предстоятель Русской Православной Церкви посещает Спасо-Преображенский Соловецкий ставропигиальный мужской монастырь. В этом визите принимает участие настоятельница нашей обители, руководитель Правового управления Московской Патриархии игумения Ксения (Чернега).

Мы попросили Матушку Ксению поделиться своими впечатлениями от состоявшейся недавно поездки на Соловецкий архипелаг.

Матушка, как мы знаем, добраться до Соловецкого монастыря не так-то просто, северная природа может преподнести много неприятных для паломников сюрпризов, как в этом году встретила гостей суровая Соловецкая земля?

Каждый раз, отправляясь на Соловки, я получаю там большой заряд бодрости и энергии, обновляюсь внутренне. И в этом году было также, я до сих пор нахожусь под впечатлением от этой поездки.

В очередной раз я стала очевидцем того, как расчищается небо на преподобных Зосиму, Савватия и Германа — основателей Соловецкого монастыря, как пасмурная погода, характерная для Белого моря в это время года, удивительным образом уступает место солнечным теплым дням. Это всегда создает ощущение праздника, торжества. И как раз в дни празднования памяти соловецких святых прибывает в Соловецкую обитель Святейший Патриарх.

Суровая красота северной природы оставляет неизгладимое впечатление...

Земля Соловецкая уникальна в своем роде, удивительная северная природа никого не оставляет равнодушным. Но, кроме этого, и в природе, и в самом воздухе ощущается трагизм пролитой там крови. Все кто туда прилетает, не могут этого не ощутить.

Я беседовала с супругой губернатора Архангельской области, который очень любит это место. В беседе со мной она поделилась, что находится под большим впечатлением от Соловков, что сразу по прилете восприняла печальную, трагическую красоту этого места.

Невозможно просто любоваться красотами, дивиться озерам, расположенным в лесной глуши, любоваться Белым морем, которое бережно омывает архипелаг. Печать трагедии, лежащая на Соловках, очень трогает, привязывает к этому месту, и хочется возвращаться туда снова и снова. Несомненно, страдальцы соловецкие молятся о Соловках молятся и о нас, посещающих архипелаг и обитель сегодня.


Матушка, возможно, на Соловках есть для Вас какое-то особо значимое место?

Стараюсь всегда побывать на Секирной горе и сожалею, что в этот раз, ввиду краткости времени, не смогла ее посетить. Все время какие-то новые обстоятельства узнаю о Секирке.

В этом году на совещании Святейший Патриарх Кирилл рассказал, что его дед, Василий Степанович, отсидел на Соловках свой срок заключения, который он получил за то, что будучи старостой храма, и курируя епархиальный свечной завод, он не выдавал свечи обновленцам

Василий Степанович на Соловках прислуживал при совершении богослужения заключенному Владыке Аркадию (Остальскому), за что его отправили на Секирную гору, а Владыке добавили 5 лет заключения. Свой срок на Секирке Василий Степанович отбыл, остался жив, после чего его отправили в лагерь на материк.



Из воспоминаний выживших известно насколько это было страшное место...

Вершина Секирной горы постоянно обдувается холодными ветрами с моря. Заключенные содержались в здании храма на горе. На вершине горы находился маяк, за работой которого и после закрытия монастыря следил монах. Есть свидетельство о том, что этот монах потерял рассудок, - страдания заключенных, свидетелем которых он стал, сокрушили его душевное здоровье.

На Секирке заключенные не занимались каким-либо трудом, целый день - «встал-сел-прошел», причем сидеть нужно было неподвижно в храме, который обдувался холодными ветрами со всех сторон. Если заключенный начинал дерзить, то его, связанным сбрасывали с горы по ступеням лестницы. Выжить при этом было невозможно. Ночью, чтобы согреться, люди укладывались штабелями: вниз ложился один, на него другой, и сверху третий, согревая друг друга своими телами. Но тот, кто лежал внизу, на холодном полу, часто не доживал до утра.

У Бориса Ширяева, отбывавшего свой срок на Соловках, есть такой рассказ — «Утешительный поп» об отце Николае, стареньком священнике с Украины, который попал на Секирку. Очень добрый, любвеобильный, он никому не отказывал в исповеди и причастии, используя для приготовления Святых Даров клюквенный сок. Отец Николай пересказывал заключенным на ночь евангельские сюжеты, переложенные в сказки. Он задохнулся в штабелях, придавленный телами других заключенных.

Еще в одном из своих рассказов Ширяев вспоминает о расстрелах на Секирной горе. Особой жестокостью отличался надзиратель Успенский, сын священника. Этот самый Успенский расстрелял группу людей, называемых «христосиками». Этих людей, вероятно относившихся к какой-то секте, приговорили к расстрелу за то, что они отказывались работать и даже назвать свои имена, так как считали, что не могут работать на сатану и, тем более, назвать ему свое имя. Когда Успенский вошел в подвал, где должен был совершиться расстрел, он вздрогнул — там, сложив руки, в молчании стояли благообразные мужчины с бородами, творившие Иисусову молитву.

Вместе с ними была расстреляна жена советского поэта Ярославская. Она приехала на свидание к мужу и передала ему план побега из заключения, за что была арестована. Она была инвалид без обеих ног, работать не могла. Ненавидя советскую власть, сделала себе на груди татуировку - «Смерть чекистам». Перед расстрелом с нее сняли протезы, передвигаться она не могла, но когда Успенский подошел, — плюнула ему в лицо. Он начал ее избивать и застрелил.

Расстрелы на Соловках проводились практически повсеместно. В прошлом году Святейший рассказал как в 80-е годы, будучи иподиаконом, побывал на Соловках с Владыкой Никодимом (Ротовым). Владыка захотел отслужить панихиду по всем убиенным на Соловецком архипелаге. Они отыскали сторожа и от него узнали о месте, где проводились расстрелы. На стенах помещения сохранились следы от пуль. Сейчас здесь — храм Рождества Пресвятой Богородицы.



Каким же мужеством и крепостью духовной надо было обладать людям в то страшном месте...

Да, большинство тех, кто томился на Соловках, мужественно смотрели смерти в лицо. Из воспоминаний выживших мы знаем, как умирали на Соловках наши офицеры, архиереи, священники и миряне, видим немало примеров мужества, стойкости и нет ни одного компромата. Удивительно, как в этих ужасных обстоятельствах, направленных на то, чтобы уничтожить в человеке человека, люди наоборот распрямлялись и проявляли свои лучшие качества.



Матушка Ксения, пожалуйста, расскажите о сегодняшнем дне, о возрождении Соловков и сохранении памяти мучеников, чьи кости и сегодня покоятся в Соловецкой земле.

Сейчас на Соловках ведутся большие преобразования, строится новый аэропорт. Святейший Патриарх поставил условие о сохранении метража взлетной полосы. Это условие внесено сейчас в документы ЮНЕСКО. В новом аэропорту взлетно-посадочная полоса будет иметь прежнюю протяженность, однако она будет приспособлена для посадки современных самолетов.

На основании указа Президента РФ был создан Фонд по сохранению и развитию Соловецкого архипелага, председателем совета фонда является М.Е. Фрадков. Этот фонд призван наладить ход реставрационных работ на Соловках. К 2035 году планируется закончить под ключ всю реставрацию на Соловецком архипелаге. На сегодняшний день работы ведутся с переменным успехом.

На Соловецком архипелаге очень тесно переплетается прошлое и настоящее. Ежегодно прибывая в составе делегации на Соловки, мы останавливаемся в поселковой гостинице, расположенной недалеко от сохранившегося здания лагерной комендатуры, в котором располагалась администрация СЛОНа. По пути в гостиницу приходится видеть это здание, а также бараки, где томились заключенные, старое кладбище, на котором стоял Онуфриевский храм. В этом храме совершили последнюю Божественную литургию заключенные-архиереи. Храм снесен и на его месте - действующая больница.

Сейчас пытаются восстановить захоронения монашествующих. Место это никак не огорожено. До недавнего времени среди крестов там паслись коровы и козы.

И особенно важно, чтобы процесс восстановления и дальнейшего развития Соловецкого архипелага был направлен в правильное русло. К сожалению, существует позиция, что надо окультурить, сделать Соловки удобными для туристов, залить асфальтом дороги.. В результате такого строительства и такой «реставрации» архипелаг потеряет свое лицо. Церковь предпринимает все возможные усилия, чтобы этого не случилось.



Матушка, каким Вам видится результат работ по восстановлению и сохранению наследия Соловецкого архипелага?

Во время поездки в Германию я посетила концлагерь Дахау. Осматривая сохранившиеся помещения, где жили заключенные, нары в бараках, душевые, печи, где сжигали тела умерших, слушая записанные воспоминания заключенных, я подумала о том, что на Соловках режим содержания заключенных был более жестким. На мой взгляд, в России эта тема недостаточно изучена и недостаточно представлена.

Я считаю, что на Соловках обязательно надо сохранить все лагерные постройки - комендатуру, бараки, тюрьму (выстроенную, но не заполненную в связи с переводом лагеря на материк). И в музее должна быть представлена не только жизнь монастыря, но обязательно, правдиво и доступно должна быть передана жизнь заключенных на Соловках. Считаю, что в этом заключается наш долг перед теми, кто обагрил своей кровью Соловецкую землю.



Код для блогов / сайтов
Разместить ссылку на материал: