Версия для печати

Беседы с Игуменией

О трудах и послушаниях в современной городской обители

Не так давно Матушка беседовала с сестрами  о  важной стороне жизни монастыря — о трудах и послушаниях в современной городской обители. предлагаем выдержки из этой беседы.

Чем послушание отличается от обычных трудовых обязанностей, которые исполняют  живущие в миру? 

Послушание, в отличие от обычного труда, от обычной работы, имеет духовный смысл.  И, по большому счету,  не важно, что ты делаешь:  работаешь за компьютером, в просфорне,  моешь полы   или   чистишь овощи. Важно твое отношение  к этому труду. А относиться нужно к нему с благоговением, как к тому,  что ты  из рук Божиих получила. И, если  будешь относиться к труду, к послушанию,  как к делу Божию,  тогда для тебя не будет иметь значение, чем именно ты занят. 

Скажу честно,  в большинстве случаев  такое внутреннее  устроение  бывает у нас не всегда. Не только у нас, но и в других обителях. Часто мы пристращаемся к послушанию: либо мы его страстно любим, либо страстно ненавидим. И те, кто свое послушание переносят с трудом, постоянно жалуются,  обращаются  к настоятельнице с просьбами назначить что-то другое. 

Однажды я сама была очевидцем в одной обители, как сестра препиралась  с настоятельницей, что не может она вот это нести, это ей непосильно. Но это говорит не о жестокости матушки, не о тяжести этого послушания, а о душевном устроении самой сестры. О том, что она воспринимает возложенные на нее обязанности как дело человеческое, а не как дело Божие. Вот в этом вся причина. И уверяю вас, что такая сестра нигде не найдет себе покоя. Даже если ей дадут послушание по ее желанию, все равно она там станет искать какую-то червоточинку, слушать всеваемые врагом помыслы. 


Если послушание очень нравится, сестра увлечена своими трудами
 

Есть и другая крайность: когда сестра увлекается послушанием, полностью себя ему посвящает. Она вся погружена в ту работу, которую выполняет. И днем, когда исполняет послушание, и ночью, погрузившись в мысли о нем.  Это нехорошее состояние, оно может привести к прелести, к падениям. Особенно тяжело, если сестра,  незаметно для себя,  перестает молиться.

Поэтому важно послушание растворять молитвой. При исполнении  послушания  необходимо находить время для молитвы. Не храмовой молитвы, а именно   индивидуальной. Это очень важно. 


Если  по-настоящему подвизаешься в монастыре, то смена послушания идет только на пользу  

Если послушание меняется, сестра получает возможность посмотреть на монастырскую жизнь, на других сестер под каким-то другим углом зрения. Когда мы долго на  одном участке трудимся, у нас вырабатывается определенное отношение ко всему, то есть мы “со своей колокольни” на все смотрим. А вот забирает у нас Господь это послушание, и нас на другое переводят.  Или,  допустим, из-за болезни мы вообще ничего не можем делать. В единочасье Господь все привычное  у нас из рук вынимает. И как меняется отношение ко всему… Но если  по-настоящему подвизаешься в монастыре, то смена послушания идет только на пользу.

В больших монастырях постоянно меняют послушания  и переводят насельников: туалеты мыть, в трапезную, в храм и так далее. И  человек в постоянной динамике, он обкатывается как камешек в воде, становится гладенький. И перестает бояться изменений, ни к чему не прилепляется. Главным для него становится - хорошо исполнить ту работу, на которую он поставлен, исполнить как дело Божие.

Кроме того, он не успевает  пустить корни и начать интриговать – а это самое страшное в монастыре, когда человек интригует, желая укрепиться на своем месте, желая как-то стяжать всеобщее уважение. Бывает, что кончается такое отношение к исполняемой работе не сменой послушания, а тем, что насельник убегает из монастыря, потому что духовно повреждается и  восстанавливает против себя братию. 

Вот ради духовной пользы насельников и изменяют послушания, чтобы человек научился принимать условия жизни обители, осознал свою немощь, смирился.
 

Если исполнение послушания  требует специального образования, каких-то особых навыков 

Послушание, которое требует специального образования, как правило,  не меняется. Но ведь бывает так, что игумения, может быть, и не хочет менять послушание насельницы, а Господь вдруг – раз, и все в один момент поменяет. Или болезнь какая, или в послушании  этом необходимость отпадает, или еще что-то. Поэтому важно относится к тому делу, которым ты занимаешься, по принципу: “Бог дал – Бог взял”.

У меня в трудах в Патриархии бывают и успехи, и неудачи, но первая мысль, которой я смиряю себя и в том и в другом случае - это мысль о том, что все это временно. И само порученное нам послушание - временно. Ведь все мы не молодеем, не застрахованы от болезней, от каких-то чрезвычайных обстоятельств, например, смены игумении обители и т.д. Поэтому к любому порученному послушанию нельзя прилепляться.

С другой стороны, порученное послушание, хотя и не имеет постоянного характера, имеет глубокий внутренний смысл.  Оно должно нас дисциплинировать, должно нас  поднять и продвинуть на пути духовном.

А постоянной у нас должна быть молитва. Молитву от нас никто не отнимет. Если усердно молящийся человек вдруг лишится рассудка, молитва в нем и тогда будет самопроизвольно совершаться.

 

Послушания, особенно в городском монастыре, нередко связаны с постоянным общением с людьми, в том числе живущими в миру, с наемными работниками. 

С людьми очень непросто. Но, если  тебе Господь такое послушание дал – учись:  ограничивай себя, работай  над собой, ищи ошибки и нестроения в себе. Ведь именно  для этого и дается такое послушание.

Взаимодействие с наемными работниками — особая сторона вопроса. Здесь нужна большая мудрость,  необходимо проявлять терпение, уважение к людям, кого-то нужно пожалеть, а с кем-то, для его же блага, поступить строже.

Мы  не можем проникнуть в человеческую душу. И никогда,  принимая то или иное решение в отношении человека,  не можешь быть уверена, что ты стопроцентно права, потому что, то, что  таится в душе, знает один  Господь. И надо себя сдерживать, пусть даже где-то и “в дураках  окажешься”, но зато убережешься от  осуждения, несправедливого поступка.

А от монахинь к тому же люди ждут  материнского отношения,  прощения, понимания, сочувствия. И если мы, принимая решение, рубим с плеча,  то и люди в ответ тоже начинают озлобляться.  Но  от ошибок не застрахован никто, и, чтобы не повторять ошибок, надо стараться из всего происходящего с нами извлекать урок.

 

Внешнее всегда является выражением внутреннего, выражением твоего отношения к тому, что ты делаешь... 

Послушание нельзя выполнять формально. Всегда нужно думать о том, как  еще лучше сделать и максимальную пользу принести. Нужен творческий подход к выполнению возложенной на тебя работы. А импульс к этому творческому подходу дает любовь к монастырю, как  к родному дому. И чем больше сестер именно так настроены, тем благоуспешнее монастырь.  Поэтому, конечно, нужно печься об общем благе, и понимать, что все мы  на своих местах понемногу созидаем обитель.   И если есть хозяин, если  невидимые для постороннего глаза труды совершаются в монастыре с любовью, то эти труды чувствуются, люди сердцем ощущают тепло, это притягивает их, люди начинают чувствовать в таком монастыре как дома, стремиться туда, где их сердце обретает мир покой и радость.

А нам,  насельницам нужно неустанно благодарить Господа, потому что во всем, что нас окружает, во всем, что с нами происходит, во всем — «воля Божия, благая, угодная и совершенная» (Рим.12:2).

 

 



Код для блогов / сайтов
Разместить ссылку на материал: