Версия для печати

Протоиерей Артемий Владимиров

Проповедь за Литургией на праздник преподобного Серафима Саровского,
О молитве

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь

Ныне чествуемый нами преподобный Серафим, братья и сестры, некогда духовным оком созерцал Святую Русь. И, одновременно видя грех отступления, отчуждения многих крещеных сынов Церкви от устоев церковных, одновременно видел страну нашу всю покрытую молитвами святых, словно курением дыма, который из многих мест, а наипаче из обителей, монастырей, воздымался к Небу. И впоследствии преподобный Серафим сказал, что «как древний Израиль сохранил в себе благочестивый остаток, так и в России в самые тяжкие времена отступления человеков от Бога Господь соблюдет Себе верных, избранных, которые будут умилостивлять Святую Троицу богоугодными чистыми молитвами». Из этого видения становится ясным, что главным признаком христианина, христианской жизни является молитвенная настроенность, молитвенное состояние человеческого духа. И сам преподобный Серафим жизнью и словом наставляет нас в этом. Из его писаний, дошедших до нас, мы черпаем удовлетворительные сведения о молитве, стяжание которой ведет к нравственному совершенству и самому спасению души человеческой. Преподобный Серафим и явился таким молитвенником, которых, по слову преподобного Исаака Сирина, земля рождает одного на тысячи и тысячи людей.

То, что с детства он был предизбран для духовного служения Богу, молитве, свидетельствует чудесный случай из его жизни, когда, упав с колокольни отроком, он сохранился живым и невредимым. С детских лет прилежа молитвословиям, преподобный Серафим чувствовал влечение к молитве непрестанной. Выражением этого влечения, этого призыва Божия, стало его желание, а затем и самый уход из мира в тихую обитель, где бы он смог без развлечений, всяких помех, овладевать художеством из художеств - молитвой. Замечательно, что родительница его благословила на этот подвиг, сердцем понимая, что не для житейских наслаждений, не для сумятицы мирской, но для подвигов молитвы рожден ею такой сын.

В самом начале молитвенного подвига, еще юношей, Прохор получает от Киевской подвижницы, скрывавшейся под именем Досифея, наставление о непрестанной молитве Иисусовой, ради которой Прохор и уходит в Саровскую Пустынь.

Там он проходит через горнило многих послушаний и испытаний, свидетельствуя нам, что без деятельных трудов, без непрестанного подвижничества, без утомления телесного, без выполнения заповеди, данной еще Адаму: «В поте лица твоего будешь вкушать хлеб твой» - никому невозможно преуспеть в молитве. И с юных лет до глубокой старости он трудится, не зная покоя, ни дня, ни ночи, овладевая всеми и всяческими ремеслами, искусствами, как это принято в православных монастырях. Впоследствии преподобный скажет, что труды сами по себе Богу не надобны. Они надобны нам. Не потому, чтобы трудами мы снискивали спасение, но потому, что, пребывая в трудах, христианин познает самим опытом крайнюю свою немощь и греховность, неспособность никакими трудами очистить сердце и выполнить заповеди Божии. Кратко сказать, от труднической жизни, если она свершается с разумом, человек приходит к смирению, к познанию своего ничтожества. А познание это весьма драгоценно и редко оно встречается среди тружеников, вовсе не встречается среди ленивых и бездеятельных. Смирение - то опытное знание немощи своей, которое рождается от труднической жизни и привлекает на душу благодать, которая и является учительницей молитвы.

Преподобный Серафим, как сам жил, так и учил духовных своих чад. Учил он их, в частности, неопустительному хождению в церковь Божию. Даже если ты будешь сидеть по плечи изъедаем живым гнойными червями и тогда не усомнись не придти, так приползти на Божественную литургию, выше которой нет ничего ни на Небе, ни на земле. Стоя в храме, сознавай, что ты беседуешь с Самим Богом, Которого трепещут серафимы и херувимы.

Преподобный Серафим, такой ласковый и любвеобильный, весьма строго запрещал сестрам своей обители беседовать без крайней нужды в храме Господнем. Впоследствии святой Амвросий Оптинский скажет: «Беседы в храме - злая привычка, за это посылаются скорби». И сам преподобный был образцом молчаливого внимания Богу, благоговейного слушания всего, что читается и поется в храме. А если и не мог когда хорошо расслышать то, что свершается на клиросе, тогда преподобный прибегал к внутренней сердечной молитве Иисусовой.

Хорошо знал святой Серафим, что невозможно усвоить молитвенный дух, если Сам Господь Иисус Христос не снизойдет в душу и не отверзет внутренний слух, которым мы внимаем Богу. Поэтому он сам с благоговением, приуготовлением приступал к Святым Животворящим Христовым Тайнам. И в течение шести лет, что служил ежедневно в храме Саровской Пустыни, ежедневно, по благодати Божией причащался Святых Таин Христовых. Впоследствии преподобный воспомянет всем христианам апостольское узаконение, по которому мы призваны не реже, чем раз в месяц приступать к Святым Тайнам Христовым. Впрочем, по усердию, он предлагал ревнителям приступать в течение месяца и в великие праздники. Через причащение Святых Таин Христовых сердце христианина становится Жертвенником, Престолом, на котором Сам Бог возжигает умный угль внимательной непрестанной молитвы.

Но для того, чтобы этот угль не потух, преподобный Серафим сам ежедневно неопустительно исполнял весьма пространное свое келейное правило. Своим духовным чадам он заповедал поступать также. Хотя сестрам, много трудившимся, не возлагал бремени неудобоносимого, не разрешал им читать слишком много Акафистов, но зато требовал неукоснительного еженедельного свершения канона Богородице Марии, который и поныне в обитель преподобного Серафима еженеднельно поется нараспев.

Преподобный Серафим, таким образом, учил, что Учительницей, Усовершительницей христианского сердца в деле молитвы является Пресвятая Богородица. И тот, кто вовсе Ей не молится или мало молится Ей, не понимает, какое участие Она принимает в усовершении, очищении человеческого духа. Преподобный Серафим радовался, когда узнавал, что его чада свершают Богородичное правило. И поныне каждому монаху или мирянину весьма возможно и удобно на дню многократно свершать Архангельское приветствие. И тот, кто с благоговением делает это, знает, как пречистая Богородица распространяет человеческое сердце, соделывает наш дух смиренным и кротким, чистым и радостным, способным в безмолвии, внимании молиться к Ее Божественному Сыну.

Преподобный Серафим, вместе с тем, говорил, что молитвенное внешнее и келейное правила, равно как и службы церковные, равно как и Архангельское приветствие являются лишь приуготовлением к священнодействию внутренней внимательной сердечной молитвы, свершаемой умом при участии сердца человеческого. Царицей всех молитв он именовал молитву Иисусову, которую православная Церковь с древнейших времен заповедует всем христианам без различия звания и состояния. Правило это обобщено великим Афонским подвижником святителем Григорием, епископом Фессалонийским, который сказал: «Все христиане вообще имеют долг на всякий день и час, если не непрестанно призывать Сладчайшее имя Господа Иисуса Христа». Преподобный Серафим в этом отношении явился верным чадом Православной Церкви, продолжателем монашеской апостольской традиции в свершении умного сердечного делания. Освоив опытом это искусство, он, не усумнясь, впоследствии предложил всем чадам Церкви, точнее, напомнил, об этой обязанности - не только монахам, которые носят четки на руках, но и мирянам, говоря: «Всякий может и во время трудов своих, и отдыха, и вкушения пищи, в любых обстоятельствах, в любой обстановке призывать имя Господа». И если потрудится делать это с постоянством, вниманием, будет возведен на высоту нравственного совершенства, соединится со Сладчайшим Господом и будет с таковым по слову Писания: «Молящийся Господу есть единый дух с Господом». Ради этого преподобный Серафим требовал от человека устранения от всех житейских попечений. И, хотя не все могут уйти из мира по многочисленным обязанностям, которые связывают нас с миром, но всякий может, приступая к делу молитвы, оставить за спиной все житейские попечения, оставить всякого человека, всякое дело, умом и сердцем прилепившись к Богу. В сокрушении сердца, с великим вниманием, как бы предстоя Небесному Царю, умолять Его благость, призывая милость Божию на струпы и раны душевные.

Ум человеческий быстро утомляется от такого делания, особенно по непривычке, по несчастной склонности к рассеянию. Поэтому преподобный Серафим говорил о желательности свершения молитвы своими собственными словами. Так, он в одном из своих поучений свидетельствует: «Если православный христианин со смирением и страхом будет просить Небесного Царя не только о духовном, но и о всем житейском, в чем испытывает крайнюю потребность, то не будет отвергнут Владыкой Неба и земли. Господь столь радуется, когда Его чада обращаются к Нему, сознавая свою немощь, просят Его о всякой потребе, что непременно исполнит ради православия просящего эту нужду. Впрочем, для того исполняет, чтобы молящийся оценил самою молитву и не в получении предмета прошения, но в молитве нашел весь смысл своей деятельности, всю радость. И в ней, молитве, положил бы цель подвижничества своего». Исходя из этих слов преподобного Серафима, христианину должно стараться в иной час свои собственные прошения, как благодать Божия слагает их в душе, обращать к Богу.

Святитель Феофан Затворник, почитая преподобного Серафима, весьма настаивает на этом, говоря, что в иной раз не грех отложить в сторону молитвослов и прервать свое обычное молитвенное правило, если сердце по побуждению свыше, остановившись на том или ином слове молитвы, само начинает слагать прошения, само молится или словесно, или бессловно в молчании и безмолвии духа.

Тот же преподобный Серафим в подкрепление молящимся напоминает о церковном обыкновении для каждого христианина обязательно ежедневно читать главу из Евангелия и две главы Апостольских посланий, начиная от Книги Деяний, кончая Апокалипсисом. Сам святой Серафим весьма усердствовал в чтении Писания. И, как мы о нем знаем, ежедневно прочитывал в день по одному Евангелисту, так что за неделю весь Новый Завет прочитывал от альфы до омеги. «Ум христианина, - говорил преподобный, - должен быть погружен в Священное Писание, подобно ладье в море. Ум наш должен всегда плавать в словесах Священного Писания». И наставление это весьма важно, особенно для тех, кто преуспевает в духовной жизни. Так как лукавый дух строит много тончайших козней и препон молитвеннику и часто уводит его в прелестное гордостное состояние души, возношением ума, всяческими подменами хочет прельстить человека, выдавая ложь за истину, - знание Священного Писания не по букве, а по духу, совершенно необходимо молящемуся человеку. Потому что, встретив какое недоумение, вступая в область неизведанного, христианин, умом и сердцем опускаясь в глубины Священного Писания, всегда найдет оттуда вразумление и отразит лукавого духа и приносимые им гордость и тщеславие. Как и Христос Спаситель подал нам такой пример на горе Соблазна, трижды сокрушив сатану под ноги Свои.

Итак, на вершинах духа христианин входит в состояние чуждой помыслов и всяких греховных ощущений молитвы.

Конечно, к этому не придти, как только совершенно смирившись и решившись на терпение всех и всяческих скорбей, которые только ни пошлет Господь для усовершения нашего духа. Святой Серафим - свидетель мужественного перенесения подобных скорбей. По сказанию некоторого, однажды он в помыслах осудил некоего человека и восчувствовал оскудение, оставление своего сердца благодатью. Следствием этого мысленного греха было тысяченощное моление преподобного Серафима на камне. Неся такой вышеестественный подвиг, он взывал ко Господу: «Иисусе Сладчайший, помилуй мя», опускаясь в бездны смирения, ожидал, когда же Господь вновь прольет ему милость и даст ему войти в состояние мира, радости и благодарения. Этим подвигом совершенно смирившись пред Богом, он, стяжав сугубую благодать, стал носилом Пресвятой Троицы.

Молитва преподобного Серафима, уже пришедшего в совершенство, действительно не поддается описанию. Однако, он знал, что путь к совершенству беспределен.

В поисках духовного совершенства, преподобный Серафим, увидев двух крестьян, по диавольскому наваждению требовавших от него денег, отложил в сторону топорик, скрестил руки на груди и вверил себя всецело Богу, позволив им нанести ему, преподобному Серафиму, смертельные раны. Впрочем, он знал, что Господь силен и воскресить его. Нужно думать, что, претерпев такой подвиг, преподобный Серафим познал самое существо духовной молитвы, для описания которой не имеется слов на человеческом языке. Свидетельством его совершенства пред Богом было чудесное исцеление, дарованное непосредственно Богородицей, от ран, которые обыкновенному человеку принесли бы неминуемую смерть.

Преподобный Серафим, взойдя на высоты молитвенного духа, имел благодать вымаливать людей, ниспустившихся за грехи свои на дно адово. Хотя, молясь так, он терпел жесточайшую брань от сатаны. Но, очевидно, был избранником Божиим молиться за тех «иже во аде суть». Но, очевидно, речь идет только о тех людях, которые по немощи своей опутаны кознями диавола, впадали в смертные деятельные грехи. Преподобный Серафим, мы знаем, три дня и три ночи молился за архиереев и прочих духовных лиц Русской Православной Церкви, о которых ему было открыто, что они намеренно начнут искажать Евангельскую Апостольскую веру. И Господь не внял молитвам преподобного Серафима по причине сознательно свершаемого теми духовными лицами греха. И много плакал о них преподобный Серафим, зная, что блюстители веры, не соблюдшие чистоту веры и, напротив, имеющие развращать простодушный народ, будут наказаны в сто крат сравнительно с простолюдинами, которые, опутанные страстями и похотями, впадают в смертные деятельные грехи.

Преподобный Серафим и скончался так, как жил: на молитве, воздевая руки к Пресвятой Владычице Богородице, ее иконе «Умиление». Вся его жизнь, все его поучения сводятся к простому наставлению: «Должно христианину блюсти свой ум, быть весьма осторожным в распознавании козней диавола, всем прочим исправлениям и подвигам предпочитать молитву, на молитве не искать ни услаждений, ни восторгов, но единственно познания грехов своих. Молитву свершать постоянно, неспешно, пред лицем Всевидящего Господа, умоляя Его прикоснуться к сердцу нашему и исцелить его от страстей». Молитва преподобного Серафима была и радостная от сознания милости Господа православно верующему человеку. И нам он говорил, потомкам: «Да не унываем в подвиге. Ибо решительно нет воли Божией, дабы унывать, но, напротив, надлежит в простоте и младенческом незлобии молиться на всякий день и час Господу и Богородице, вверяя Им дело спасения души нашей. А Господь, приметив постоянного и смиренного труженика в деле молитвы, обязательно возведет его к совершенству, по слову Писания «Дам молитву молящемуся»». Аминь.

15 января 1999 г.




Код для блогов / сайтов
Разместить ссылку на материал: