Версия для печати

История Алексеевской обители


Типикон монахини Алексеевского монастыря Леониды (Муриной)


Собрание музея Алексеевского монастыря пополнилось новым экспонатом – Типиконом, изданным в Синодальной типографии в 1867 г. Его передал Алексеевскому монастырю настоятель храма Успения Пресвятой Богородицы в Путинках отец Алексей Гомонов, бывший прихожанин храма Всех Святых в Красном Селе. При Успенском храме действует община, ведущая деятельность, связанную с воссозданием утраченного Московского Страстного монастыря, находившегося неподалеку от этой церкви. В эту общину книгу принес иеродиакон Нектарий (Василенко), который спас ее от уничтожения за ветхостью в одном из московских храмов.

Оказалось, что этот Типикон имеет отношение сразу к двум московским монашеским обителям – Страстному и Алексеевскому монастырям. И объединяет их личность монахини Леониды (Муриной), которой принадлежала эта книга. Она начинала свою монашескую жизнь в Страстном монастыре, а продолжила ее в Алексеевском.

Эта книга замечательна тем, что на ее полях содержатся пометы, сделанные

лист Типикона с пометами монахини Леониды
страница Типикона с пометами
монахини Леониды

монахиней Леонидой в разное время. Большинство из них представляют собой различные уточнения к порядку совершения монастырских служб. Но среди них встречаются дневниковые записи, представляющие огромную ценность для изучения истории Алексеевской обители.

О монахине Леониде нам известно, что в миру ее звали Татьяна Сергеевна Мурина. Родилась она в крестьянской семье в деревне Порхова Волоколамского уезда в [1850]1 году.

В записях говорится о том, что в монастырь Татьяна Мурина поступила в двенадцатилетнем возрасте.

1862 года 12-ти лет поступила в монастырь мон[ахиня] Леонида, 5 января п[ослушница] Татиана, р[ясофорная] п[ослушница] Самуила.


Из Ведомостей о монашествующих Алексеевского монастыря мы знаем, что начинала монашескую жизнь Татьяна Мурина в Московском Страстном монастыре.

В 1873 г. она по указу Московской Духовной консистории была определена в число его послушниц и 5 апреля 1873 г. была облечена в рясофор с именем Самуила. Читать и писать она выучилась в монастыре. По всей вероятности, инокиня Самуила обладала певческим талантом, так как в монастыре несла клиросное послушание.


страница с красной сургучной печаттью
страница Типикона с  сургучной
печатью с буквами "С.М."

На одной из начальных страниц Типикона находится красная сургучная печать с инициалами «С. М.» Можно предположить, что они обозначают либо – «Страстной монастырь», либо – «Самуила Мурина».



В Страстном монастыре мать Леонида провела 20 лет своей жизни. Она поступила в монастырь в 1862 году, когда его настоятельницей (с 1861 по 1871 г.) была игумения Антония (Троилина), ставшая впоследствии настоятельницей Московского Алексеевского монастыря.

20 января 1882 г. по собственному прошению была переведена в Алексеевский монастырь, которым в это время уже управляла игумения Антония (с 1871 по 1897 г.)

В монастыре инокиня Самуила несла послушание регентши и певчей. 26 февраля 1887 г. Самуила пострижена в монашество с именем Леониды.

Мать Леонида также состояла при чтении Синодика, а еще обучала церковному пению сербских и болгарских девочек, которые воспитывались в училище, открытом в 1871 году при Алексеевском монастыре. «Поведения хорошего, к послушаниям весьма способна» – было указано о ней в ведомости.

Монахиня Леонида (Мурина), по-видимому, состояла в родстве с монахиней Страстного монастыря Пелагеей Афанасьевной Муриной2.

В записях матери Леониды перед нами чередой проходят события монастырской жизни, имена лиц, связанных с Алексеевской обителью. Немало записей посвящено монастырским праздникам.

20 мая (2 июня) совершалась память основателя обители Московского святителя Алексия.

«Обретение честных мощей, иже во святых отца нашего Алексиа митрополита Киевскаго и всея России чудотворца.

Бдение во обители его, и в велицей церкви: повсюду же полиелей.

Всенощное бдение».

8 (21) июля в монастыре совершали праздничные богослужения Казанскому образу Божией Матери, в честь которого в храме Всех Святых был освящен боковой придел.

«Водосвятие в приделе

Половина 9-го

8 июля Литургия ранняя в приделе Казанской Божией Матери

2 поздних в Алексеевской церкви Общая поминают усопших. Поет младший хор.

Литургия в храме Всех Св[ятых]. В средине поет старших хор. После Литургии: Молебен Б[ожией] М[атери].

В большой кол[окол] Вход кадилом

1912 г. 8 июля было в воскресение. В субботу Догматика не пели».

15 (28) декабря – совершалась память св. Павла Латрийского, придел в честь которого находился в храме прп. Алексия, человека Божия.

«Повечерие с молебном. Всенощная: лития Благословение хлебов. В три часа красный звон. Водосвятие половина 9-го

Тропари преп. Павлу слава пророку и ныне вся паче смысла на повечерии кондак один

После Обедни: Многолетие и ходили к м. игум[ении] с поздравл[ением]с просфорой 15 р.

Вечерня отданию празднику. Вход с кадилом. Звон в большой колокол».

Среди записей монахини Леониды встречаются сведения об игумениях и священниках Алексеевского монастыря.

Неоднократно упоминается имя игумении Антонии (Троилиной), при которой она поступила в обитель.

Также часто повторяется в записях имя настоятеля Крестовоздвиженской церкви Алексеевского монастыря протоиерея Алексея Афонского. В них сквозит неподдельное почитание матерью Леонидой священника. По ним можно заметить и личные черты самого отца Алексея – его любовь к молитве и усердие и к богослужению.



Запись от 9 (22) мая:

«…Всенощное бдение

Свят. Николая. После Всенощной был молебен, с акафистом: пред иконой свят. Николая по усердию о. Алексея Афонского, и пел полный хор певчих.

После обедни: трезвон»

Упоминаются и другие священники, служившие в это время в обители – отец Петр Воздвиженский и отец Александр Писарев.

«9-го день Ангела отца Петра Воздвиженского».

«1905 года февраля 21-го в 5 часов вечера был молебен в Архангельской церкви: Спасителю, Божией Матери, общий, Архангелу Михаилу со всеми Небесными Силами

Служил один батюшка Писарев без диакон[а] по желанию игумении Сергии. Пели 7 человек».

Следующей настоятельницей после игумении Антонии в обители была игумения Сергия (Смирнова).


Из записей матери Леониды мы узнаем день, в который родилась настоятельница – 12 (25 мая): «12-го сего мая: Рождение м. игумении Сергии».


З
апись от 25 сентября (8 октября) на день памяти прп. Сергия, Радонежскаго чудотворца рассказывает о праздновании в обители именин игумении:


«24-го на 25-е сентября
3 Всенощное бдение. Молебен 24-го в 5 часов перед Всенощной. 25 сентября после обедни: звон. У матушки игумении в келье поем тропарь, концерт и многолетие».


Очень интересна запись от 1 июля 1919 года, на день памяти свв. чудотворцев безсребреников Космы и Дамиана, в которой мать Леонида сообщает о тайном постриге в схиму игумении Сергии:


«1919 г. июля [в 2 часа] пополудни м[ать] и[гумения] Сергия пострыглась4 в схиму тайно. Пели 5 человек. Я, Нимф[одора], Иннокентия, Евдокия, Преженцова [Маня]».


Сведения о сестрах, присутствовавших при этом событии, содержатся в ведомостях о монашествующих Алексеевского монастыря. Все они несли в монастыре клиросное послушание.


Монахиня Нимфодора (в миру – Надежда Лаврентьевна Дьячкова).
В 1919 г. ей было 63 года. Происходила из мещан, была пострижена в монашество в Алексеевском монастыре 17 января 1905 г.


Монахиня Иннокентия (в миру – Мария Петрова). В 1919 году ей было 48 лет. Происходила из крестьян, была пострижена в монашество в Алексеевском монастыре 2 октября 1915 г. Также была уставщицей.


Послушница Евдокия Ивановна Гольцова. В 1919 году ей было 40 лет. Происходила из крестьян Смоленской губ., Гжатского уезда, девица. В 1901 году была облечена в рясофор в Алексеевском монастыре.


На тайном пострижении в схиму игумении Сергии присутствовала и будущая, последняя игумения Алексеевского монастыря Мария (в миру – Зинаида Иосифовна Преженцова). В 1919 году ей было 55 лет. В это время она занимала должность казначеи монастыря. На полях Типикона также содержится запись и о ее монашеском постриге: «29 ноября 1903 года пострижение в мантию м. Зинаиды Преженцовой с именем Марии».


Из записей монахини Леониды мы узнаем и о монастырских традициях, о том, как, например, совершалось празднование в честь особо чтимой монастырской святыни Грузинской иконы Божией Матери. Этот образ был чудесно обретен в Алексеевском монастыре в 1654 году, во время морового поветрия. В Алексеевском монастыре празднование совершалось не 22 августа (н. ст. – 4 сентября), когда совершается обычное богослужение в честь Грузинской иконы Божией Матери, а 15 октября, в день, когда, по преданию, была обретена в монастыре икона.


«[Октоврий]
15 [по новому стилю – 28 октября]. ...


Грузинская в субботу, отдания не было. Повечерие по обычаю


15 октября
[по новому стилю – 28 октября] празд[нование] Грузинской Бо[жией] М[атери] Повечерие с молебном, седальны и Высшую небес и молитва. Лития благословение хлебов в средине храма


в [приделе] Грузинс[кой] в большой колокол к повечерию


В храме Грузинской пятница по субботу. Догматика не пели


Батюшка ходит по кельям с крестом


Красный звон


К м. и[гумении] ходим: с поздравлени[ем]».


Грузинская икона Божией Матери, также как и еще одна монастырская святыня – икона Божией Матери «Целительница», были принесены в Красное село торжественным крестным ходом через всю Москву при перемещении монастыря в 1837 году.


Одна из последних записей в Типиконе, датируемая 20 августа 1921 года, касается трагической судьбы этих самых почитаемых монастырских образов: «Украли из собора 2 иконы Божией Матери – Целительницу и Грузинскую».


Кража икон произошла за год до изъятия ценностей из обители, поэтому все украшения на них, пожертвованные благочестивыми богомольцами, были еще целы. В это время уже начиналось разорение одной из самых благоустроенных и цветущих обителей в Москве.


19 августа 1924 года руководства находившихся неподалеку от обители швейной фабрики и чугунно-литейного завода обратились в Моссовет с просьбами о выселении монахинь в 14-ти дневный срок. Последняя дата, указывающая на пребывание монахини Леониды в Алексеевском монастыре, это 23 августа 1924 года. Ее мирское имя – Мурина Татьяна Сергеевна – было указано в «Списке бывших монахинь Алексеевского монастыря, проживающих в доме №7б, по Верхней Красносельской улице», составленном для выселения сестер из монастыря. На момент выселения из монастыря монахине Леониде было 74 года. Из них 42 года своей жизни она провела в стенах Алексеевского монастыря (с 1882 года).


К сожалению, нам ничего больше неизвестно о том, как сложилась дальнейшая судьба регента Алексеевского монастыря монахини Леониды (Муриной). Вернулась ли она к себе на родину, или осталась жить в Москве? Быть может она была арестована, как многие из алексеевских сестер в годы гонений? Но удивительна судьба богослужебной книги, ей принадлежавшей. Спустя почти век, пройдя сквозь множество испытаний и чудом сохранившись, Типикон вернулся в Алексеевскую обитель как благословение нынешним сестрам от прежних сестер монастыря.


Московский Алексеевский монастырь выражает глубокую признательность настоятелю храма Успения Пресвятой Богородицы в Путинках о. Алексею Гомонову, а также иеродиакону Нектарию (Василенко)





1
 По ведомости о монахинях Алексеевского монастыря 1917 г. монахине Леониде 68 лет, причем рядом карандашом приписано 70.



2
 Пелагея Афанасьевна Мурина родилась в октябре 1872 г. в с. Порхово Московской губ., Волоколамского у. В 1917 г. вернулась на родину, в с. Порхово. 19 мая 1931 г. была арестована. Содержалась в домзаке г. Волоколамска. Была осуждена тройкой при ПП ОГПУ по Московской обл. 28 июня 1931 г. по ст. 58–10, 58–11 УК РСФСР. Приговорена к 5 годам исправительно-трудовых лагерей с заменой высылкой в Казахстан на тот же срок. Дальнейшая судьба неизвестна. (ГА РФ. Ф. 10035. Оп.1. Д. П-75374. Групповое дело «монахинь, Волоколамский р., 1931г.»). 

3 Память прп. Сергия Радонежского. Именины настоятельницы Алексеевского монастыря игумении Сергии.


4 Так в документе.



Код для блогов / сайтов
Разместить ссылку на материал: