Версия для печати

История Алексеевской обители


Письма игумении Марии (Тучковой) [1] к инокине Антонии (Александре Троилиной)

Письма игумении Марии (Тучковой) [1] к инокине Антонии (Александре Троилиной) 

Настоятельница Алексеевского монастыря игумения Антония (Троилина; 1821—1897) начинала свою монашескую жизнь в Спасо-Бородинском монастыре под руководством игумении Марии (Тучковой). В Государственном Бородинском военно-историческом музее сохранились письма игумении Марии к инокине Антонии.

 

№ 1

Б/д

Милая Александра! Да хранит тебя Господь! и да оградит тебя от всякого искушения! Храни мир и радость о Дусе Святе! Все земное – временно есть! Прилепляйся к сопутникам ведущим нас в блаженную вечность: любы, радость, мир, долготерпение, [вера], кротость, воздержание, смирение, милость, бездерзновение, чистота, стремление ко Христу, упование на заслуги Его, Милосердого Искупителя нашего, несомненная надежда на покровительство Царицы Небесной Преблагословенной Богородицы, и вера! – вот, при помощи Святых Угодников Божиих и Ангелов Хранителей наших, вот с ними должны  шествовать к блаженной вечности! С ними не расставайся! Храни добрую совесть! Как легко, как отрадно, без укоризны от оной! Не пекись много о будущем дне, и о [припасах] жизненных. Будешь иметь, что дать, - спаси Господи! Не будешь иметь, – и тут, спаси Господи! Старайся собою обогатить обитель, а не деньгами. Прости, мой друг! Целую тебя. Когда соскучишься в Москве, приезжай в свою духовную колыбель. Я готова тебя убаюкивать. Прости. Препоручаю тебя Господу.

Мария, Сп[асо]-Бор[одинского] мон[астыря] игумения

ГБВИМЗ.  Коллекция материалов по истории Спасо-Бородинского монастыря. ГБМ-795. Инв.№-128. Л. 5–5 об. Копия.

№ 2

Москва, 7 ноября 1842 г.

Друг мой Александра! по приезде моем в Москву, узнала я от братца к[нязя] Сергия Михайловича Голицына [2] и княжны Анастасии Михайловны [3], которых я нашла у нас в доме, что ты была у них и сказывала, что родитель твой хочет взять тебя, и перевести в Нов[о]-Дев[ичий] монастырь. Не грусти о том. Я везде готова быть тебе помощию, в чем потребует душа твоя. Дай Бог, чтоб другая игумения имела тебя ежечасно, под своим надзором, как и я. Обыкновенно игуменьи штатных монастырей имеют только келейниц близ себя. А ты не в этом звании была, [а] была всегда со мною.

Говорила я тебе, и говорю: Если ты можешь разделить нищету нашу, согласись жить без помощи родителя, и мы готовы лелеять тебя на лоне любви. Если же ты, против правил дочерней преданности, будешь гоняться за законной частью, которую ты в ожидании получить, наравне с сестрою, – то иди, куда обещает тебе ее родитель давать. Мы за нею не гоняемся. Мы тебя хотим, а не денег. Я тебя любила, а не то, что везде ищут. Ты это знаешь, что я совершенно пору[чаю] Спасскую пустынь Господу Богу моему, и на него уповаю.

Прости. Будь с Богом, и Ангелом Хранителем. Анимаиса тебя обнимает, – грустит о тебе она. Екатерина Ивановна даже плачет. О прочих не говорю, и о себе также: тебе известно мое сердце. Ты его поносить не будешь. Уверена я в том. – Я здесь на малое время: ужели не увидимся?

Мария грешная

 

ГБВИМЗ. Коллекция материалов по истории Спасо-Бородинского монастыря. ГБМ-795. Инв.№-128. Л. 5 об. – 6. Копия.

№ 3

 

То письмо излилось по любви к тебе, как к присному чаду. Если оно будет тебе не по духу, пеняй на себя. Зачем избрала худого кормчия! А я все-таки буду любить и говорить: «Да будем едино в Господе!»

Вот тебе подпись моя на полную доверенность к тебе. Ты узнаешь, что выдав все деньги, все, что у меня были, я осталась должна каменщикам. Прошу удовлетворить Ксенофонта. П.С., без ведома нашего, на 1000 р. заставил их работать. Из всего мне известен только фундамент под дом и колокольня. Но Бог с ними! они не знают, как мне трудно. Помощница моя! брось меня к ногам Ангела Божия владыки нашего. Потом – княжны Анастасии Михайловны. Скажи, друг мой, князю Сергию Михайловичу, что я в день Ангела его, сама у жертвенника молилась о нем, и вынуть просила часть за его здравие. Татиане Борисовне [4] скажи мою любовь. Прошу тебя: что-нибудь к ней прикасающееся, ленточку, [крючок] ли, – что хочешь, только с нее возьми, и привези. Я все также горячо ее люблю. Но во глубине души храню все чувства пред Господом, и молюсь о тех, кого люблю. Посылаю наш [ситник доброму] графу Александру Петровичу Толстому [5].

Душа моя! береги здоровье твое, молю тебя. Будь с Богом, береги Сладчайшего в сердце твоем. Позаботься сказать П. В. Голубкову [6] мою нищету, в рассужден[ии] строения. Но уповаю!.. Бог силен явить в помощь.

И[гумения] М[ария]

 

ГБВИМЗ. Коллекция материалов по истории Спасо-Бородинского монастыря. ГБМ-795. Инв.№-128. Л. 6 – 6 об. Копия.

№ 4

К ней же, уже в рясофоре, писанное в ответ на ее письма, из Москвы, чрез несколько лет, – в котором она открывала ей, как матери духовной, совесть свою[1].

 

Антония! Чадо Спасской пустыни! Чадо мое возлюбленное! Не смущайся. Кто из нас без греха. Но дело в том, чтоб сознавать свою немощь. Исправит ее сам Господь! Прибегай к нему: люби всех! Не суди никого, кроме себя. Верь моей неизменной любви и будь спокойна.

Оставляю твоему благоразумию и твоей ко мне любви говорить владыке о всем, – да благословит тебя Господь! Я немоществую.  Но будь спокойна.

Мария грешная

 

ГБВИМЗ. Коллекция материалов по истории Спасо-Бородинского монастыря. ГБМ-795. Инв.№-128. Л. 6 об. – 7. Копия.

 

№ 5

Б/д

В Петербург

Милая Антония! Не печалься; я больна, но не очень: горло заболело еще в Москве, теперь у меня жар, и я чувствую, что болезнь разрешается. Все от Бога! без Его воли ни влас с главы не спадет. Будем же в чувстве всегдашней преданности Ей. Сходи к к[нязю] В. В. Долгорукову [7]: бросься в ноги за хлеб и за овес.

Надобно тебе скорее прислать 900 р. на покупку хлеба, сена, овса. Ничего не дала земля наша. О! да хранит тебя Господь! Мне теперь легче, как обняла тебя мысленно. Ангела моего Тат[иану] Борисовну обнимаю и люблю.

Мария

 

ГБВИМЗ. Коллекция материалов по истории Спасо-Бородинского монастыря. ГБМ-795. Инв.№-128. Л. 7. Копия.

 

№ 6

Б/д

Возлюбленные сестры Антония  и Сарра!

Ужели добрая, милая Антония не нашла часу времени, чтобы меня уведомить о себе? Я не спокойна. Не знаю, где ты витаешь: среди неба и земли – знаю, но где ты подклонила твою, странница, главу, уведомь. – Что приехала в обитель, замучили работники: тому деньги, другому... наконец все раздала, и осталась [нища].

Береги себя, ради всех любящих тебя: ты ведаешь и мою любовь. О другини мои! слушай и ты, Сарра! Ведайте, что одна любовь сильна спасти нас! Но прибавлю к тому, чтоб достигнуть ... любовь, чистую любовь, Божественную... Нельзя иначе как познав все свое недостоинство, всю свою греховность, весь мой смрад... Тогда бросив себя, свое Я, будешь жить в других – в ближних своих! Пекитесь о душах ваших, – будьте на страже. Каждое слово, каждое движение, каждое действие да будут плодом доброго рассуждения. Буду писать с будущей почтой Т[атиане] Б[орисовне], Ек[атерине] Ив[анов]не... Простите! Обитель и живущие в ней благословляют вас!

Что бы вам предложить воинам устроить у нас храм, в память убиенных? По 5-ти р[ублей] с человека – богатый бы был сбор. Простите души милые, добрые!

Ваша мать и слуга Мария

 

ГБВИМЗ. Коллекция материалов по истории Спасо-Бородинского монастыря. ГБМ-795. Инв.№-128. Л. 7 – 7 об. Копия.

№ 7

Б/д

Друг мой! милая Антония! Береги душу – береги и тело. Сверх сил не трудись. Благодарю Ангела доброго Великую Княгиню Александру Иосифовну [8]. Брось меня к ногам Государыни, посредством Великого Князя Константина Николаевича. У Государыни Цесаревны ручку поцелуй за меня. Государя Цесаревича благодетеля моего благодари. Прости. Божие благословение над тобою.

Мы совсем занесены снегом! Сестры сил не имеют отгрести! Без жалости крестьяне семеновские и бородинские, к нам в монастырь ходят и за лекарством, и за белым хлебцом для больных, и видят, что к нам в монастырь приехать нельзя – занесены, не тронутся с места! Нет чувства сердоболия.

Милую боголюбивую Капитолину Михайловну обнимаю. Ангельскую душу Анастасию Николаевну – умоляю верить, что я люблю ее много, – ибо каждый день у жертвенника Господня ее и детей представляю милосердию Божию.

ГБВИМЗ. Коллекция материалов по истории Спасо-Бородинского монастыря. ГБМ-795. Инв.№-128. Л. 8. Копия.

 

№ 8

Письмо Вологодского епископа Евлампия [9] к инокине Антонии с выражением соболезнования по случаю смерти игумении Марии

 

Инокиня Антония в течение сорокоуста от разных лиц, духовных и светских, получила письма, свидетельствующие о истинном участии к великой утрате, понесенной ближайшими питомицами матушки Марии. И вот одно из таковых бывшего святителя Вологды, от первоначальных лет подвижничества знаменитой пустынножительницы, свидетеля ее благочестивой жизни[2]:

 

Корнилиев-Комельский монастырь, 29 мая 1852 г.

 

Преподобнейшая мать Антония!

Да утешит Вас Господь с Вашими сестрами сомолитвенницами о Господе! В полной мере разделяю Вашу печаль, которою угодно Господу посетить Вас. Вы лишились не только доброй начальницы и мудрой наставницы, но лишились любвеобильной матери, лишились дивной создательницы Вашей богоспасаемой обители, и приснопамятной устроительницы благочестивого общества дев и жен на полях Бородинских, навеки памятных в отечественных летописях 1812 года. Кто из знавших отшедшую ко Господу мать игумению Марию не разделяет с Вами скорби, и кто не знал ее. Кто не знал доблесть ее; кто не испытал благодетельности ее? В полной мере разделяю скорбь со всею святой обителию Вашею. Я знал ее еще в первых начатках, в 1832 и 1833 годах, когда тут возвышался один небольшой каменный храм, среди батарейных насыпей, при храме деревянный дом Маргариты Михайловны, а близ него два домика, из коих один был Софьи Ивановны (впоследствии здешнего монастыря игумении Саломии)[10], и маленькая светелка, где почтенная обитательница этих мест приготовляла себя к иноческим подвигам, и приносила, особенно в ночное время, Господу теплые молитвы свои.

Теперь на этом месте, ее трудами, молитвами, подвигами воздвигнута благоустроенная и цветет благолепная обитель посвятивших себя Господу дев и жен! Скорбеть ли о преставившейся или радоваться духом? Возградив обитель, она создала для множества жен и дев пристанище душевное, а для себя и на земле покоище блаженное. Какова же должна быть мзда ее небесная.

Не сетуйте, матери и сестры, о кончине матери вашей. Она покоится между вами сладким после трудов, блаженным после духовных подвигов сном, и духом своим и молитвами предстоя пред престолом Вседержителя, пред которым помощию Преблагословенной Владычицы Богородицы, без сомнения, имеет дерзновение. Она неразлучна с вами и с любимою обителию своею.

Мир святой памяти ее, мир святой обители ее, мир вам, матери и сестры, сотрудницы и сомолитвенницы ее!

Вы доставили мне сладкое утешение соскорбеть с вами о кончине матери вашей. Благодарю вас о Господе. Молю вас: молитесь о мне Господу.

Усердный молитвенник Ваш Евлампий, епископ Вологодский

 

ГБВИМЗ. Коллекция материалов по истории Спасо-Бородинского монастыря. ГБМ-795. Инв.№-128. Л. 9 – 10 об. Копия.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Игумения Мария (Маргарита Михайловна Тучкова, урожд. Нарышкина; 1781–1852). Вдова генерала А.А. Тучкова, геройски погибшего в Бородинском сражении. На месте гибели мужа построила храм в честь Спаса Нерукотворного, рядом с которым поселилась сама. Со временем вокруг нее образовалась женская община, в 1837 г. преобразованная в женский общежительный Спасо-Бородинский монастырь. В 1840 г. была возведена в сан игумении и стала первой настоятельницей основанного ей монастыря.

2. Сергей Михайлович Голицын (1774–1859), князь – троюродный брат по отцовской линии игумении Марии. Отличался набожностью, щедро помогал бедным. Находился в дружбе с митрополитом Московским Филаретом (Дроздовым).

3. Анастасия Михайловна Голицына (1764–1854), княжна – родная сестра князя Сергея Михайловича Голицына, троюродная сестра игумении Марии.

4. Потемкина Татьяна Борисовна (урожд. княжна Голицына; 1797—1869) – статс-дама, выдающаяся благотворительница, духовная дочь свт. Игнатия (Брянчанинова). Была глубоко религиозна. Щедро жертвовала на церкви и монастыри, богадельни и приюты. С 1827 г. и до своей кончины занимала должность председателя Петербургского Дамского попечительного о тюрьмах комитета. Была близка ко двору императоров Николая I и Александра II.

5. Граф Александр Петрович Толстой (1801—1873) – государственный деятель, с 1856 по 1862 г. – обер-прокурор Св. Синода, затем до конца жизни член Государственного совета. Известный публицист Н.П. Гиляров-Платонов характеризовал его следующим образом: «Трудно найти человека, более преданного Церкви… Он принадлежит к разряду тех людей, которых я не умею иначе охарактеризовать, как назвать их оптинскими христианами». Известен своей дружбой с Н.В. Гоголем.

6. Голубков Платон Васильевич (1786–1855) – купец, золотопромышленник, путешественник, издатель. Жертвовал значительные средства в пользу Церкви и неимущих, оказывал поддержку различным ученым обществам.

7. Князь Василий Васильевич Долгоруков (1787—1858) – обер-шталмейстер двора (1832), вице-президент Императорского Вольного экономического общества.  Был женат на княжне Варваре Сергеевне Гагариной.

8. Великая княгиня Александра Иосифовна (урожд. Александра Саксен-Альтенбургская; 1830—1911) – супруга Великого князя Константина Николаевича (см. примечание 161). Игумения Мария была ее восприемницей при таинстве миропомазания (1848).

9. Евлампий (Пятницкий; 1794—1862) – архиепископ Тобольский и Сибирский, магистр Московской духовной академии, духовный писатель. Епископ Екатеринбургский (1834), Орловский (1840). С 1844 г. – епископ Вологодский и Великоустюжский. Письмо инокине Антонии было написано 29 мая 1852 г., а спустя несколько недель, 13 июня 1852 г., епископ Евлампий был переведен на Тобольскую и Сибирскую кафедру с возведением в сан архиепископа.

10. Саломия (в миру – Воейкова Софья Ивановна), с 1850 по 1858 г. игумения Успенского Горнего монастыря в Вологде.


[1] Добавление переписчика. – Ред.

[2] Добавление переписчика. – Ред.



Код для блогов / сайтов
Разместить ссылку на материал: